Адам Сайтиев: думал - что ж ты, старый человек, сюда полез? (Городские...

22.01.2013 | Пресса о нас RSS

Адам Сайтиев: думал - что ж ты, старый человек, сюда полез? (Городские новости, 22.01.2013)

Городские новости, 22.01.2013

 

В борцовском мире трудно найти более замкнутого человека, чем олимпийский чемпион Адам Сайтиев. Даже его знаменитый брат Бувайсар признавался: «Что творится у него в душе, не знаю и я». Оттого-то про нелюдимого Адама, который никогда не жаловал прессу, сочиняли всякое: то борец в компании боевиков с оружием наперевес по горам бегает, то бросил спорт ради религии. Оставалось только догадываться, как он живёт, о чём думает и что это вообще за человек. Спустя годы Сайтиев-младший объяснил своё решение просто: «Журналисты, чтобы добыть сенсацию, могут переврать слова. Для них ведь важно «жареное». А потом, это время я лучше проведу с близкими людьми». (Кивнул в сторону брата.)

«Единственное, что делаю хорошо»

Мы договорились побеседовать после тренировки. Она уже подходила к концу. Братья сидели рядом, великий Дмитрий Георгиевич Миндиашвили что-то с жаром говорил борцам, которые его окружили. Адам подошёл и предложил устроиться в уголке зала на скамейке. Но это не слишком помогло, и в течение разговора нас неоднократно перебивали. Желающих сфотографироваться было много, он никому не отказывал, лишь мягко просил чуть-чуть подождать. К слову, о том, как прошло занятие для Адама, не трудно было догадаться по футболке. Её можно было выжимать. Хотя напомню: Сайтиев-младший, неожиданно вернувшись на ковер после долгого перерыва, не смог завоевать путёвку на Олимпиаду. Боролся 34-летний атлет фантастически, но в решающей схватке чемпионата России уступил Денису Царгушу.

- Адам, тренируетесь в полную силу?

- Я в 2012 году выступал на чемпионате России. И боролся серьёзно, чтобы выиграть. Я ещё в нормальной форме. Если какая-нибудь травма меня не беспокоит, могу выдержать любую схватку. Это не проблема. Если ты лет двадцать занимался борьбой, то, конечно, тебя тянет на ковёр. Особенно если это единственное, что можешь делать хорошо.

- Вы говорили, что есть элементы в борьбе, которые не умеете делать. Например, проходить в ноги.

- Да, не научился. Показать на тренировке смогу, но вот не умею выполнять элемент настолько, чтобы во время схватки автоматически кидаться в ноги. Человек лезет туда, где он чувствует себя уверенно. Есть люди, которые здорово проходят в ноги. Если зацепился за конечность, считай, балл взял. Не может, наверное, борец в любой ситуации чувствовать себя как рыба в воде.

- Спортивные задачи ещё какие-то перед собой ставите?

- Сейчас нет каких-то реваншистских настроений или целей, добившись которых я бы почувствовал удовлетворение. Хотя именно поэтому я вернулся чуть больше года назад. Просто иногда смотрел борьбу и завидовал ребятам, возникало огромное желание выйти на ковёр. Летом 2011 года мы с братом начали тренироваться. При этом я стал ходить в зал, чтобы Бувайсару было интереснее, а потом затянуло. Чувствовал, что нахожусь в хорошей форме. И меня попросили побороться на ярыгинском турнире . Я там выступил. Хотя сейчас понимаю, что это решение было неправильным, надо было бороться на менее представительных соревнованиях. Нельзя сразу прыгнуть на самую верхнюю ступеньку, нужно потихоньку к ней идти. В этом и заключается подготовка. Как альпинисты Эльбрус покоряют? Берут определённую высоту - адаптируются, поднимаются ещё чуть выше - адаптируются… Но мне не было ни стыдно, ни обидно, когда проиграл. Я в своё время проявил себя, а на ярыгинском боролся ради интереса. Неплохо пошло, конечно. И затем выступил на лицензионном турнире, дающем стране право бороться в этом весе на Олимпиаде, и выиграл. Форму набирал. На России чувствовал себя уже хорошо. А на любом следующем турнире был бы готов ещё лучше.

- Очевидно, что не хватило соревновательной практики. Пожалели, что раньше не начали подготовку?

- Да, надо было начинать бороться на турнирах с начала 2011 года. Тогда бы уже мог быть другой результат.

«Возраст давал о себе знать»

- Вы вчистую проиграли первый период полуфинальной схватки Голден Гран-при «Иван Ярыгин» Аниуару Гедуеву. И признавались потом, что в голову полезли «предательские мысли».

- Неудачно упал я после броска соперника, было больно, кровь пошла. И я подумал: «Что ж ты, старый человек, сюда полез?». А потом мне брат помог, который секундировал: «Всё нормально, выходи и борись». И во втором периоде я взглянул на это не просто как взрослый человек, а как спортсмен: «В ситуацию-то какую попал. Давай вылезай отсюда». И получилось.

- В финале с Денисом Царгушем чего конкретно не хватило?

- Работы на соперника. У него своя борьба, техника. Есть ситуации, в которых Царгуш для меня неудобен, и их я не наработал. Я уступил ему на ярыгинском. А вот на России я не пропускал приёмы, но вот сам взять балл... Не успел. Да это и не так легко. Одно дело, когда человек в хорошей форме, он может бороться с любым - какой бы техникой или физической силой тот ни обладал. Он может каждому навязать свою борьбу. Чувствуешь уверенность и лезешь в борьбу. И в голове мысль: «Вот-вот и я расколю его защиту, возьму баллы». У меня такое было. Но не слушалось тело, возраст уже давал о себе знать. Не та координация, не та скорость - приходится уже больше работать головой. А в молодости человек не думает, тело само сделает нужные движения. Это похоже на воду, которая течёт, огибая преграды. А с возрастом нужно подумать, потом делать приём. Это тяжело, ты опаздываешь.

- Мне кажется, что американец Джордан Барроуз, который победил Дениса Царгуша на Олимпиаде в Лондоне и стал чемпионом, идеальный для Вас соперник. Вы постоянно идёте вперёд, создаёте давление, не даёте продохнуть, а американцу нужно пространство для излюбленных проходов в ноги.

- Трудно сказать. Одно дело я в 2002 году, другое - в 2012-м. Не знаю, как бы сложилась наша схватка. Барроуз и Царгуш равные соперники. Больше повезло американцу, его стиль борьбы оказался увереннее. Он был физически лучше готов. Может быть, неправильную тактику выбрал Царгуш. Но это Олимпиада. Там тяжело. Очень большая психологическая нагрузка.

- Удивились тому, как выступила сборная в Лондоне?

- Такого никто не ожидал. Надеялись на Уришева, Гадисова, Махова. Последние три года не проигрывал Кудухов… Гадисов выиграл ярыгинский, чемпионаты России и Европы, лицензионный турнир, победил всех возможных соперников. Но здесь не сложилось. На Олимпиаде и такие сюрпризы бывают. Наверное, настолько провального результата у сборной не было никогда. Всегда были две золотых медали минимум.

«Однажды не вышел на поединок за третье место»

- Помните, как приехали в Красноярск?

- Это случилось в 1994 году. Момент, который хорошо запечатлелся в памяти. Было очень холодно. А брат уже два года тренировался в Красноярске. Мы приехали из Хасавюрта. У нас там имелись в зале кое-какие проблемы и не было тренировок. В Красноярске условия для занятий оказались лучше. Хороший зал, можно было тренироваться, ездить на соревнования. Дома тяжелее, там больше разных забот и хлопот. А в другом городе можно полностью сконцентрироваться на борьбе и быть ближе к брату. Сейчас, конечно, школы борьбы на Кавказе очень сильно развиты, а тогда в стране процветала разруха и не до борьбы было.

- Ваш тренер Виктор Петрович Алексеев рассказывал, что поначалу, когда проигрывали в какой-то схватке, едва ли не уходили с ковра.

- Не так, конечно, было. Любому человеку обидно уступать. Если его не раздражает поражение, если он быстро забывает их, тогда такому спортсмену просто не к чему стремиться. А если человек расстроился, то будет делать всё, чтобы этого не повторилось, упорно тренироваться. Тогда всё получается. Не надо слишком сильно грузить себя, замыкаться, но важно помнить, что ты проиграл. Когда борешься, прикладываешь огромные усилия, делаешь всё, чтобы выиграть, но уступаешь, разумеется, обидно. А когда ты на тренировках не особенно был усерден, а на соревнованиях вышел, покувыркался и проиграл - другое дело. Помню, однажды я уступил и по какой-то причине не вышел на поединок за третье место. Снялся с соревнований. Конечно, меня за это хорошо поругали. Потом я себе таких вольностей не позволял, боролся всегда до конца.

- С 1997-го по 2002 год Вы выиграли все возможные на планете крупные турниры. Что способствовало такому резкому прогрессу?

- В 19, 20, 21 год спортсмен уже должен показывать результат. Это время, когда он находится в лучшей форме. В 1997-1998 годах я выигрывал чемпионаты России, а вот на мире неудачно всё складывалось, не так хорошо был готов. Я переходил в категорию 76 килограммов, ещё полностью не адаптировался в ней, не набрал массу.

- С извечным соперником Бувайсара немцем Александром Ляйпольдом столкнулись?

- Да, первый раз я ему проиграл - в 1998 году. Причём уступил без шансов. Прошёл буквально год, и на чемпионате мира я победил Ляйпольда. В 1999-м я как-то более вдумчиво тренировался, работал над тем, что мне нужно.

- На Олимпиаде в Сиднее Вы выступали в категории до 85 килограммов. Соперники на Вашем фоне выглядели исполинами, они были гораздо крупнее. Особенно кубинец Ромеро, с которым боролись в финале. Не было смущения?

- Абсолютно нет. Я лез в борьбу и чувствовал там превосходство. Но сейчас, когда пересматриваю схватки, удивляюсь: почему они от меня отходили? Почему не ломали? И чем я мог их тогда взять? Не понимаю. Может, когда есть хорошая скорость и координация, она превращается в большую силу, чем просто физическая. Например, армрестлер в своей стихии оторвёт руку. А если его привести на ковер, - ничем хорошим это не закончится. В борьбе есть такое понятие - «силовая координация». Когда ты можешь грамотно воспользоваться этим, то есть оказывать давление руками, ногами под правильным углом, то удваиваешь или утраиваешь свою силу. Это можно сравнить с механической лебёдкой - человек усилиями рук тянет цепь, которая поднимает несколько тонн.

- Мне понравилось, как Ромеро отреагировал на поражение в финале.

- Да, он добродушный, нормальный парень. Признал своё поражение. Он меня одной рукой легко поднял, второй похлопал по спине. Мол, вот этот паренёк меня сейчас выиграл.

«Всегда считал брата сильнее всех»

- Вас подстегивали достижения брата?

- Конечно, имелся стимул. Было на кого равняться. Есть много людей, которые тренируются, но считают победу на Олимпиаде запредельной целью. А когда в одном доме живёт человек, который всё это выигрывал, гораздо легче.

- Кстати, Бувайсар говорит, что Вы для него лучший секундант, так как являетесь отличным тактиком.

- Я всё время был рядом, когда он тренировался и выигрывал. Я знаю сильные и слабые стороны брата и всегда считал Бувайсара сильнее всех соперников. Когда я секундировал, то верил, что он выиграет, и в перерыве говорил брату: «Всё нормально, чуть-чуть - и он поплывёт, ты победишь». Хотя я не думаю, что Дмитрий Георгиевич Миндиашвили худший для Бувайсара секундант. Он очень сильный тактик.

- Вам поступали предложения выступать за другую страну?

- Как ни странно, нет. Но я и не поехал бы. Не потому, что суперпатриот, а просто не хотелось убегать от этой конкуренции, как-то сбоку протискиваться на Олимпиаду. Я хотел испытать все сложности, выиграть труднейший чемпионат России, не искал лёгких путей. Не хотел уезжать, мне и здесь было неплохо, и начинать тренироваться в другой стране было бы тяжеловато для меня. Сейчас в России очень большая конкуренция, и невозможно всем попасть на чемпионаты мира и Европы. Хорошо, что борцы имеют возможность выступать за другие страны. Ведь человек может тренироваться всю жизнь, но так и не оказаться на больших турнирах.

«Дашь слабину - не станешь победителем»

- Почему после того, как проиграли отбор на Олимпиаду в 2004-м, не боролись два года?

- Я даже сейчас не могу объяснить то своё состояние. Ходил к иммунологу, другим к врачам, но никто не сумел определить проблему. Все было в порядке: лёгкие, почки, сосуды и остальное. Но один день тренируюсь, а на второй в зал абсолютно не тянет. Физически я чувствовал себя очень плохо. Прошло это в 2006 году, я выиграл ярыгинский и чемпионат Европы, и для меня эти победы были особенно ценные.

- Но был ещё один длительный перерыв в карьере. Что за травма выбила Вас позже на три года?

- Грыжа межпозвоночного диска. Я приехал в 2008 году в Красноярск готовиться к чемпионату России. Вышел на ковер, потренировался, хотя до этого под лопаткой побаливало. После второй тренировки помылся, поехал домой, и так схватило, что не мог шею повернуть. Ночью невозможно было спать, пережимало нервы и как-то давило на руку, которая высыхала. Все травмы плохие, но эта - особенно неприятная. Я пил обезболивающие, чтобы заснуть, а когда их действие проходило, просыпался. Конечно, в это время о борьбе и речи не было. Не вспоминаешь о том, что пропустил тренировку, думаешь: «Когда же боль прекратится?». Я отправился в Германию, прошёл курс лечения, стало полегче. Потом вообще отпустило, а вскоре уже мог выйти на ковёр. Но это заняло три года. На самом деле во время этих больших перерывов было тяжело, вся жизнь прошла в борьбе - постоянные сборы и соревнования. Появлялись мысли: «А что же делать сейчас?». Идти куда-то работать? Очень сложно перестраиваться, эта неопределённость давила.

- Чем сейчас занимаетесь?

- Открыли школу борьбы в Хасавюрте. Мы родом оттуда, там мать живёт. И я в школе начинаю работать тренером, пробую. Кстати, это очень тяжёлая работа. Когда я боролся, думал, что труд наставника легок - пришёл, посидел. Но если ты к работе так и относишься, то не получишь никакого результата, дети не будут бороться. Сейчас работать тренером тяжело, нужно учить ребятишек, которые ничего не умеют, начинать с азов. Я всегда с удовольствием ходил в зал. Посмотрим, если то, что мне нравится, я смогу превратить в свою работу, нормально получится.

- Цели самые высокие?

- Конечно. Спортсмен, который что-то выиграл, амбициозный человек. Он не хочет уступать ни в чём. Поражения своих детей такой наставник считает собственными. Когда мы в своё время играли в футбол на тренировочных сборах, те, кто выступал за одну команду с Виктором Петровичем (Алексеев, двукратный чемпион мира, личный тренер Адама. - Прим. авт.), должны были много бегать. Он не хотел проигрывать. Он воспитал в себе, что существует только один результат - победа. Однажды мне Адлан Абуевич Вараев (первый вице-президент Федерации спортивной борьбы России. - Прим. авт.) рассказал интересную историю. Когда он первый раз попал в сборную страны, то подошёл к Алексееву и спросил: «Витя, что делать, чтобы побеждать?» - «Никогда не показывай сопернику, что ты устал. Ни на тренировке, ни на соревнованиях». Я эту фразу очень хорошо запомнил. Хотя услышал её только в пересказе, а не от самого Виктора Петровича. Как только даёшь себе слабинку - пиши пропало, ты не сможешь стать победителем.




Чемпионат мира 2018
Чемпионат мира по греко-римской борьбе среди ветеранов
Борьбу в школу
Чемпион клуб
        ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЁР         Партнёры
www.alrosa.ru     europe-tc.ru                        www.asics.ru