Алан Хугаев (Москва Спортивная, 17.12.2012)

17.12.2012 | Пресса о нас RSS

Алан Хугаев (Москва Спортивная, 17.12.2012)

Москва Спортивная, 17.12.2012

 

6 августа  этого года российский борец греко-римского стиля Алан Хугаев стал победителем Лондонских  Игр в весовой категории до 84 кг, выиграв в финале у чемпиона Афинской Олимпиады египтянина Карама Габера.


Готовясь к интервью с Аланом, я думал, что мой собеседник, который в 23 года вознесся на вершину спортивной славы, будет щедр на слова, отвечая на вопросы о своих достоинствах и достижениях. 

Однако, когда я встретился с ним в Москве,  олимпийский чемпион  держался  вовсе не так, как я предполагал. Казалось,  что поток восторгов, обрушившийся на него после Лондона, лишь усилил сдержанность, которая видимо, всегда была ему присуща. Более того, он выглядел даже немного  грустным. 

-  Может быть, вас сейчас одолевают какие-то проблемы, и я не вовремя  приехал? – спросил я его.

- Да нет, все в порядке. Я никогда не бываю слишком уж жизнерадостным. У меня всегда такой вид, даже если я счастлив,   - успокоил  меня Алан. 

- Вы, наверное, обладаете невероятной силой? - решил я начать интервью с вопроса-комплимента, надеясь, что такой заход придется моему собеседнику по душе. Но на Алана это  не подействовало. 

- Особой силой я никогда не отличался. Поэтому, когда боролся, старался как-то выкрутиться, завязаться, найти какую-то лазейку.

- Вы смотрите в глаза противнику, чтобы понять, как он будет себя вести?

- Нет. В эти мгновения я сосредоточен только на том, что мне предстоит  сделать самому. Я выхожу на ковер с одним желанием - выиграть, чтобы заработать себе на хлеб, защитить  свое имя и свою семью. 

Эти слова прозвучали как давным-давно сформулированная сверхзадача, на долгие годы определившая линию его жизни. 

- В одном из своих интервью вы как-то заметили, что вашей семье порой было негде и не на что жить.

- Да, это так.  Но упомянул я об этом не потому, что хотел на что-то пожаловаться.  Так уж получилось. Отец  все время крутился, вертелся, искал, куда бы нас приткнуть.  В конце концов, он добился того, что в пригороде Владикавказа нам выделили жилье в старом доме. Потом отец уехал в Норильск, а позже и всех нас перетянул туда. 

В Норильске нам жилось получше, поскольку у отца был постоянный заработок. Через пять лет мы вернулись в Осетию, и  для нас снова наступили тяжелые времена: отец в течение двух лет не мог найти работу. Но я никогда не был голодным: если дома был только хлеб, то большую его часть отдавали мне.  Я тогда не понимал, что мои родители и старший брат ограничивали себя во всем, лишь бы я был сыт и продолжал заниматься спортом. Но постепенно наша жизнь стала налаживаться, и теперь, слава Богу, все хорошо.

- Как вы пришли в греко-римскую борьбу? Ведь ваш отец – тренер по вольной борьбе.

- Вольной борьбой я прозанимался максимум неделю. Потом недели две походил на футбол и перешел на греко-римскую борьбу. Мне тогда было восемь, мы жили в селе, а заниматься греко-римской борьбой можно было только в городе. Так как мне хотелось  чаще бывать во Владикавказе, то в итоге я там и остался. 

- И, как оказалось, вышли на дорогу, которая через пятнадцать лет привела вас в олимпийский Лондон, где в финале борцовского турнира вас ждал Карам Габер. Что вы чувствовали перед схваткой с ним? Здорово волновались?

- Габер – олимпийский чемпион, и, может быть, самый титулованный среди всех мастеров греко-римской борьбы,  участвовавших в Лондонской олимпиаде. Он очень опасный противник. Но я был готов ко всему и прекрасно понимал, что мне предстоит, быть может, главная схватка в моей жизни.  Мне тогда очень помог мой личный тренер Владимир Уруймагов, который нашел для меня нужные слова.

- Что же он вам сказал?

- Тренер  напомнил мне о моем родном доме, о моей маленькой дочке (она родилась первого апреля 2012 года) и о том, что она ждет меня. "Ты должен бороться не только за свой кусок хлеба, но и за ее будущее", - внушал он мне перед схваткой. 
В свое время  знаменитый борец Анзор Карданов примерно так же настраивал перед схватками Асланбека Хуштова, выигравшего Олимпиаду-96. И вот теперь мой тренер  обратился ко мне с этим традиционным напутствием, дав тем самым  понять, что я тоже способен стать чемпионом.

Я очень хотел помочь своей семье, поэтому отдал все силы, чтобы победить Габера.  

После этих слов Алан, видимо, решил, что слишком уж перехвалил себя и потому постарался  объяснить, что не сделал ничего особенного.   

- Никаких сверхгероических поступков я не совершил. Я боролся с возрастным соперником, который лет на десять старше меня. Да, Габер - великий спортсмен, но он утратил свои кондиции и в Лондоне уже не был тем мощным атлетом, который поразил всех в Афинах. На Играх-2012, как мне кажется, были борцы и посильнее его. 

Выйдя на ковер, я был спокоен. Удача была на моей стороне, я решил воспользоваться своим шансом, и это у меня получилось.

- Но раз вы отдали все силы в той схватке, то, наверное, ощутили потом страшную усталость?

- В тот день я этого не почувствовал. Лишь позже на меня накатила сумасшедшая моральная усталость, когда не хочется ничего ни видеть, ни слышать.  

- Долго она продолжалась?

- До сих пор прихожу в себя. 

- Если судить по вашим словам, то стать олимпийским чемпионом не так уж и трудно - нужно просто дождаться удачного момента и использовать его на все сто. Но в это нелегко поверить. Неужели  в вашей спортивной жизни не было ничего по-настоящему драматичного?

- Было, конечно. В январе проходил Международный турнир памяти Ивана Поддубного. Чтобы стать претендентом на поездку в Лондон, я должен был одержать в нем победу. Но я чувствовал, что не готов к этим соревнованиям, очень злился на себя и перед своим выступлением  всю ночь не спал. Такого стресса я не испытывал даже на Олимпиаде. В результате, когда вышел на ковер, проиграл какому-то казаху, который потом потерпел поражения от всех, кого только можно. 

Тогда я попал в такую психологическую яму, из которой, как мне казалось, почти невозможно выбраться. Но я сел, подумал и как-то сумел взять себя в руки. Полгода никто меня не замечал. Вот так,  в стороне ото всех,  я тренировался и тренировался, понимая, что чемпионат России - мой последний шанс. Не выиграю – значит, придется забыть об Олимпиаде. Но я победил.  

- Как вы все-таки смогли вытащить себя из этой ямы?

- Даже не знаю, как рассказать об этом. Идешь на тренировку и думаешь: если сейчас, пока ты молод, остановишься, то потом уже ничего не сможешь добиться. Я ждал, когда начнется чемпионат,  терпел и пытался заставить себя поверить в то, что моя неудача – это всего лишь стечение обстоятельств. Если бы я проиграл на России, то яма, в которой я оказался, стала бы еще глубже, проиграл бы еще - и тогда  пришлось бы сказать себе, что спорт – это не мое и надо искать себя в чем-то другом. 

- Но перед Олимпиадой эти мысли вас, наверное, уже не мучили? 

- За неделю до Игр мне приснился ужасный сон, от которого я не мог отойти три дня. Мне снилось, будто я куда-то  иду и вдруг вижу: стоит джип. Лколо него наши борцы – кто с медалью, кто с кубком. «Почему вы здесь? – спрашиваю я их. – Что случилось?» - «Да ведь Олимпиада уже прошла», - отвечают они. -  «А какое место я занял?» - «В машине, - говорят они мне, - лежит  майка. Пойди, достань ее. Какие на ней цифры, такое место ты и занял». Я подошел, взял эту майку и увидел на ней номер 37. 
Когда проснулся, то не сразу понял, что это привиделось мне во сне, а не произошло в реальности. Этот сон вселил в меня такую тревогу, что я целый день не выходил из номера.

-  Но теперь-то вам, наверное, снятся только счастливые сны. Читал, что по решению президента Северной Осетии вам дали квартиру. 

- Да, трехкомнатную. Буду жить там с женой и с дочкой. Я получил от своей республики столько, что могу всю жизнь говорить «спасибо». 

- Где будут жить ваши родители?

- У них есть свой дом с небольшим садом.  

- Вы помогаете  им по хозяйству?

- Отец никогда не позволял мне это делать.  «Иди, тренируйся. - говорил он, - Здесь тебе нечего делать». Он не разрешал мне даже лопату в руки взять. Отец больше,  чем я сам, хотел, чтобы я стал олимпийским чемпионом. Поэтому он считал, что все свои силы я должен тратить только на спорт. 

- Вы так и поступали?

- Когда был подростком,  ребята из нашей группы каждое лето вместе с тренерами выезжали в горы. Чтобы добраться до вершины, надо было лезть полдня.  Тренеры оставляли нас, чтобы мы полагались только на собственные силы. И мы чуть ли не ползком добирались до верха,  цепляясь за траву и кустарники, стараясь не останавливаться на этом долгом пути. 

- Горы, наверное,  и сегодня  притягивают вас?

-  Горы – это и красота, и наша история. Там могут происходить чудеса. Об этом рассказывается во многих осетинских легендах.

В одной из них, связанной с рощей Хетага, куда многие осетины ездят, чтобы помолиться, рассказывается о том, как Святой Георгий, небесный покровитель Осетии, спас сына кабардинского князя по имени Хетаг, которого преследовали родственники, разгневанные тем, что он принял христианство.

Спасаясь от них,  Хетаг решил скрыться в Осетии, однако никак не мог уйти от погони.  Тогда он воззвал к Богу, и Всевышний выслал ему на помощь Святого Георгия. По слову святого деревья, росшие на склоне горы, перенеслись туда, где был Хетаг и скрыли его от преследователей.

- Роща Хетага - святое место для осетин. Перед тем, как отправиться на Олимпиаду, я туда ездил. Молился, просил мне помочь.  И я абсолютно точно знаю, что сделал это не зря. 

Текст: Андрей Баташев  
Фото: Георгий Шпикалов, агентство PR+Sport; tltgorod.ru




Чемпионат Европы-2020
Борьбу в школу
Чемпион клуб
        ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЁР         Партнёры
www.alrosa.ru     europe-tc.ru                        www.asics.ru