Александр Карелин: Я плакал после поражений. Я же не деревянный (Совет...

17.09.2017 | Пресса о нас RSS

Александр Карелин: Я плакал после поражений. Я же не деревянный (Советский спорт, 16.09.2017)

Советский спорт, 16.09.2017



Трехкратному олимпийскому чемпиону 19 сентября исполняется 50 лет. Накануне юбилея великий борец, Герой России и депутат Госдумы, представитель «Динамо» сибиряк Александр Карелин дал интервью пресс-центру большого ЦСКА специально для «Советского спорта».

В спортивный зал греко-римской борьбы Дворца спортивных единоборств ЦСКА Александр Карелин пришел в майке «Динамо». Такую наглость если кому и могут простить армейцы, то только Сан Санычу. Более того, на единственном портрете во всю стену армейского зала красуется именно он. В этот зал Карелин впервые попал в 1986 году в качестве спарринг-партнера борцов сборной СССР, а сегодня, почти 30 лет спустя, репортеры ведущих федеральных телеканалов выстроились сюда в очередь, чтобы пообщаться с легендой мирового спорта. Пусть сам себя Карелин с усмешкой называет «борцом из прошлого века», попасть под коронный прием – «обратный пояс» - 135 килограммового гиганта, мало кто рискнет прямо сейчас.

«БОРЬБА МНЕ НЕ СНИТСЯ»

– Александр Александрович, у Владимира Семеновича Высоцкого есть песня «Две судьбы». Слова такие: «Жил я славно в первой трети 20 лет на белом свете…». В спорте вы жили славно и понятно для болельщиков: греко-римская борьба, 13 лет без поражений, золотые медали, гимн страны в вашу честь звучал неоднократно. После ухода из спорта в 2000 году ваша жизнь стала менее славной?
– Яркости и занятости мне в жизни хватает. Изменился тип нагрузки. Но я и не предполагал, что буду бороться после 2000 года. У меня было взвешенное решение: готовлюсь к последним Играм в Сиднее, после чего надо заканчивать. Хорош! Личный тренер Виктор Михайлович Кузнецов меня поддержал, хотя до этого никогда не приветствовал, когда я перед собой какие-то конечные, ограничительные цели ставил.

Недавно 55 лет исполнилось двукратному олимпийскому чемпиону Арсену Сулеймановичу Фадзаеву. Я у него спрашиваю: «Сулейманыч, ну как ты без борьбы?». Он отвечает: «Борьба снится. А тебе?». А мне не снится. Потому что я до сих пор на ковер хожу, весь овес выплёскиваю в спортивном зале. Сейчас другие занятости, меньше времени на тренировки. При этом я езжу много по миру, огромная череда встреч, чаще всего связанных с депутатскими обязанностями. Но в остальном, я через дорогу от спорта, от борьбы, точно не переходил. Виктор Кузнецов и в 75 лет остается моим тренером. Несмотря на частые мои пропуски тренировок и опоздания, дает возможность приходить в зал, чтобы ребята могли подержаться за депутатское тело. У нас в Новосибирске есть Даня Иванов -двукратный победитель Сурдолимпиад по вольной борьбе среди глухих, он и мир по «классике» выигрывал. Сейчас я его спарринг-партнер, правда, редко приходящий.

В спорте как было у меня: выиграл – молодец, проиграл – работай. Всё!В депутатской деятельности абсолютность категорий изменилась, больше коллективных достижений, меньше прямых эффектов. За себя отчитаться всегда проще.



«САМЫЕ БОЛЬШИЕ РАДОСТИ – НА КОВРЕ»

– Перед кем?
– Перед самим собой, перед болельщиками. То, чем я сегодня занимаюсь, более многословно. В спортивной жизни главное удовольствие для меня была не медаль. Радость особая, когда тебя мальчишку пустили в зал борьбы постоять с мастера миспорта в Новосибирске. Потом - взяли в юниорскую сборную страны. Самые большие радости – они на этом ковре. Медали – это, конечно, приятно. Но сам процесс достижения цели намного интереснее. Когда перед тобой ставится задача на тренировке, и ты ее выполняешь. Помню, на сборах в Алуште Михаил Геразиевич Мамиашвили норматив в кроссе сдавал, и лишний круг мотанул,потому что на засечке тренер забыл ему один круг записать.Прибежал Миша к финишу с белыми глазами, как у рыбы отварной. Вот это да, вот это стремление быть первым! Для меня радость была, когда пришел в зал штанги и взял ранее неподъемный вес. Когда со сломанной рукой бегаешь кросс, а соперники про тебя уже думать забыли, но ты не только из гипса выскакиваешь, а ещеи выигрываешь у кого-то. Радость, когда справился с нагрузкой на тренировке. Да, у тебя потом шум в ушах, ты на автопилоте доходишь до койки, не видя ничего - падаешь, а утром просыпаешься- опять живой. В таком режиме радости преодоления самого себя живешь три-четыре месяца, полгода, годы, а потом соперники почему-то на тебя начинают косо поглядывать. Потому что ты изменился. Подтягиваться стал больше, бороться на ковре с тобой стало сложнее. Вот это самое классное и радостное было в спорте для меня, а не медали. Удовольствие в депутатской работе: когда удается убеждать людей делать благие дела.

«КОГДА ТЫ В ТОНУСЕ, ТЫ – НАЖДАЧКА ДЛЯ ВСЕХ»

- 50 лет это много или мало?
- У меня перед глазами такие примеры, что о своем возрасте вспоминать стыдно. Александр Васильевич Медведь - первый трехкратный олимпийский чемпион в борьбе. Ему 16 сентября исполнилось 80 лет. Двукратному олимпийскому чемпиону борцу Виктору Фёдоровичу Маматову тоже 80 в этом году стукнуло. Четырехкратный олимпийский чемпион по биатлону Александр Иванович Тихонов в январе отметил семидесятник. Это не просто чемпионы – а глыбы эпохи! Про этих героев я в детстве газетные вырезки собирал. Про Медведя – по понятным причинам, а Виктор Фёдорович и Александр Иванович к тому же оба из Новосибирска, мои земляки. У нас нынче Новосибирской области 80 лет. Сравнивать, сколько ты в ней прожил, как-то не с руки. Может и голова закружиться. Поэтому есть масса поводов, на которые должны люди ориентироваться, а не на мой скромный юбилей.

– Но ведь полвека жизни – это наверняка определенный рубеж для вас, возможность взглянуть на мир с высоты прожитых лет? – Я не готовился, чтобы отвечать на этот вопрос. Когда я попадал юнцом во взрослые команды, мне говорили: «Не торопись, побудь юниором, юношей. По взрослым есть, кому бороться, у тебя еще все впереди». А я все время торопился повзрослеть. Повзрослеть, но не превратиться от собственной значимости в памятник. Мне удивительно, что с возрастом некоторые товарищи становятся такими, будто их чуть ли не из бронзы отлили. Как же по жизни им сложно идти шагами Командора… Чем дальше по жизни, тем продолжительнее остановки, и тем сложнее потом восстанавливаться. Это всего касается, физических кондиций, гибкости суставов, навыков. Как раньше было:приболел немножко, неделю не был на ковре, потом выходишь на тренировку, и все тело горит. Такое ощущение, что ты никогда раньше не боролся. А когда ты постоянно в тонусе, ты наоборот, как наждачка для всех. Самое главное – не потерять этот тонус.

–Вы сами пришли к этому выводу?
– Мне об этом врач сказал, который зашивал меня последний раз: «Как придумал себе, так и живи. Остановишься – быстро остынешь».

– А когда вас зашивали последний раз?
– Грудную мышцу, плечо, вены – в 1996 году. Тогда мне анестезиолог и сказала: «Не останавливайся. Травма тяжелая, сложнейшая, гарантий никаких, что сможешь восстановиться, но не останавливайся». В обычной жизни, в парламентской деятельности, то же самое.Нужно жить по четкому распорядку и держать себя в тонусе.

– Сколько раз в неделю вы тренируетесь в зале борьбы?
– Честно признаюсь, в Москве не научился ходить на ковер. Ковровая неделя у меня раз в месяцев Новосибирске. В Москве -простое ОФП: гантели, штанги, резина и кроссы.

«НЕ БОЛЬШОЙ ОХОТНИК ДАВАТЬ ОЦЕНКИ»

– Обратил внимание, вы стали реже давать интервью к 50 годам…
– Возможно. Это сейчас ажиотаж на интервью со мной. Понятно, юбилей. Вы же знаете, я не большой охотник давать оценки и комментарии, но и не прячусь в берлогу от общения с прессой. Наш общий товарищ сказал мнеоднажды: «Ты вон какой, маститый, тебе надо давать интервью федеральным изданиям, например, «Советскому спорту»,а ты общаешься с какой-то многотиражкой заводской». Я ему: «Ты знаешь, когда я был никому не нужен, именно эта многотиражка помогла привлечь внимание к жизни спортивного зала, в котором мы остались надолго. Этот зал до сих пор работает». Я общаюсь не с тиражами и рейтингами СМИ, а с теми журналистами, с кем у меня давно сложившиеся отношения.

– Как вам удается не «забронзоветь»?
– Если бы об этом задумывался - давно съехал куда-нибудь. Я не знаю. Вообще надо быть проще. Считать, что мои спортивные победы – лишь мои личные, это бесчестно. Здесь и родители мои постарались, и в первую очередь тренер Виктор Кузнецов, и вся сборная команда страны. Я был представителем лучшей команды мира. На мне сошлось, что именно мне досталось в таком временном коридоре столько выиграть турниров. Но я же побеждал, потому что у меня всегда было спаррингов от души и больше, до обморочного состояния мог грузить себя. Ни у кого в мире не было таких условий, как у меня. Я имею ввиду не качество шампуня в душе. Я о возможностях наработаться. Представляете, с кем я боролся? С Евгением Тимофеевичем Артюхиным, с Игорем Дмитриевичем Ростороцким. Я был для них юниором. Без шансов. К тому же я представлял не Москву, не Ростов, а Новосибирск. Мне просто повезло. Только и всего.

– С Ростороцким встречаетесь?
– На соревнованиях крайне редко. Нас же для мебели приглашают – а не выступать на ковре. Он молодец. Седой, правда.

«СЛЕЗАМИ Я БАЛЛЫ НЕ ЗАРАБАТЫВАЛ»

– Уступив Ростороцкому в 1987-м году в финале чемпионата СССР, вы сказали себе: «Я больше никогда не проиграю»?И 13 лет подряд не знали поражений…
– Да нет. Я себе ничего тогда не говорил. Проплакался, прокашлялся, и на следующий день пошел на тренировку.

– Карелин проплакался? Интересно. Когда Криштиану Роналду или Неймар плачут – это одна история на португальском языке. Но чтобы русский богатырь Карелин и плакал…
– Ну а что? Я же не деревянный. Наш прославленный двукратный олимпийский чемпион Валерий Григорьевич Резанцев при всей своей категоричности и жесткости, к себе в том числе, однажды сказал: если нет волнения, то нет смысла бороться. Когда ты деревянный выходишь на ковер – это уже не интересно, а если неинтересно, надо менять профессию.. В 1987 году на чемпионате СССР в Омске в финале уступил Ростороцкому - плакал. Да и после Игр в Сиднее-2000, когда проиграл в финале американцу Рулону Гарднеру, тоже плакал. Но этого никто не видел, потому что слезами я баллы не зарабатывал. Когда плакал от поражения в последний раз – мой папа подошел и утешил коротко: «Хватит. Все нормально».

– Хватит с борьбой?
– Хватит плакать. Дело было под трибунами.

РОССИЙСКИХ БОРЦОВ ПО-ПРЕЖНЕМУ БОЯТСЯ»

– В мае 2008 года я приехал к вам в Новосибирск. Был турнир на призы Карелина. Тогда вы сказали: российских борцов в мире все боятся. Через девять лет после нашего интервью, на чемпионате мира в Париже сборная России не выиграла ни одной золотой медали. Российских борцов перестали бояться?
– Нас по-прежнему боятся. Пока мы не расплескали эту часть своей репутации в спортивной борьбе. Почему сегодня этот результат в Париже так задевает вас и ваших коллег? Потому что первый раз за 64 года мы без золотой медали на чемпионате мира. Потому что наши борцы с завидным упорством и очевидным постоянством всегда показывали, что в каком бы состоянии не была команда, как бы не менялось название нашего государства, какие бы не были поколения, наши борцы всегда были с медалями. Сейчас кто-то пытается приучить себя думать, что у россиян легко победить, но зачем нам пытаться отказаться от своей победной особенности, дескать, мы такая же борцовская держава, как и все остальные? Вы знаете, что борьба – это конкуренция не только на соревновательном ковре. Борьба – это конкуренция на тренировках. Когда ты держишься за шанс сделать схватку на официальном турнире - это одна претензия на будущую победу. А когда ты считаешь, сколько тебе за будущую схватку заплатят, это уже совершенно другая арифметика. Многое в мире меняется, но не для российских борцов, я в этом уверен. Надеюсь, что тренерский штаб сборной России, и руководство Федерации спортивной борьбы России (ФСБР) как раз сейчас заняты внесением корректив в свою работу, чтобы поднять ту часть традиций в подготовке борцов, которая делала нас более стабильными. Я про увеличение соревновательных стартов для наших борцов. В мире борьбы все до сих пор понимают: бороться с российским спортсменом – это очень большая неудача. С представителем любой другой державы бороться проще. Каким бы маститым он не был.

– Почему?
– Посмотрите на наше количество золотых олимпийских медалей и наград высшего достоинства на чемпионатах мира.

– Но соперники, кажется, совершенно перестали смотреть на наши прошлые заслуги…
– Они смотрят каждый раз. Они все осознают, но делают вид, что российские борцы – это ничего особенного. Но как же давит на иностранцев многолетний груз побед наших борцов. Мне, например, это всегда помогало. Я понимал, что не могу бороться на вялых ногах, потому что до меня представляли страну на ковре такие великие борцы, как Александр Колчинский, Анатолий Рощин, Александр Мазур, Анатолий Парфенов… Анатолий Иванович Парфенов! Войну прошел! Локти прострелянные! А он выиграл Олимпиаду в 1956 году. И что? Сейчас взять и от этого преимущества отечественной борьбы отказаться? А я его наследник. Российским борцам необходимо вступить в очередной раз в сговор с великой историей побед наших предков.

«У МЕНЯ БЫЛО ПО 12-13 ТУРНИРОВ В ГОД»

– Может, нашим борцам просто надо чаще бороться на международных соревнованиях? Вы почти в каждом сезоне боролись и на чемпионате Европы, и на чемпионате мира.
– С 1986 по 1988 гг.у меня было по 12-13 турниров в год. Когда говорю борцам о том, что нужно больше бороться, я же не оперирую данными теоретических исследований, и не пересказываю часть своей диссертации»Интегральная система подготовки высококвалифицированных борцов». Я говорю о том, что на себе испытал, не считая перелетов из Новосибирска в Москву. Можно же кучу причин найти, чтобы пропускать различные турниры, но я могу вам сказать, что после такого плотного графика выступлений тебе по барабану, бороться на соревновательном ковре или на тренировочном. На соревнованиях только публики больше. Все! Поэтому два-три турнира в год – это не так много. В наших традициях подготовки, чтобы их пять было хотя бы. Если вы думаете, что я излагаю какую-то старинную советскую версию подготовки борцов, я вас уверяю: это не так. Американские борцы так готовятся, устраивая себе турне по странам, где принимают участие в шести-восьми турнирах, меняют весовые категории. Для чего они это делают? Чтобы набрать материал для работы над ошибками. Почему с одним соперником ты смог справиться, а через неделю у тебя не получилось. Что повлияло? Переезд? Влажность? Если у тебя нетопыта, по книжкам сложно бороться. Если у борца нет противопоказаний, травм, изнуряющей сгонки веса, я считаю, что нужно выступать на соревнованиях чаще, чем два-три раза в год. Мне часто говорят: «Саша, ты тяжеловес, у тебя особая история». Хорошо, но я не вижу ни одного нашего тяжеловеса, кто бы за год выступил на восьми-девяти турнирах. Может, кому-то надо попробовать?

– Выходит, мы излишне бережем от турниров наших ведущих борцов?
– Не ко мне вопрос. Вы меня сейчас ставите в неудобное положение. Главный тренер сборной России по греко-римской борьбе Гоги Мурманович Когуашвили годами живет на сборах, он болеет всем этим, он седой уже на всю голову. Миша (президент ФСБР Михаил Мамиашвили. – прим.) - лысый, а этот седой. И что, я должен прийти и сказать: «Вот так делайте!». Это неправильно. Они все это знают, переваривают. Там нормальная бригада в ФСБР, тренерский штаб. Сейчас в сборной страны идет ротация, смена поколений… Притом, все, о чем я сейчас говорю, это не мое изобретение. Я всего лишь продукт системы подготовки. Мой тренер Кузнецов меня не спрашивал: поеду я на два соревнования или на все в сезоне. Он говорил: «Будешь бороться все турниры. Надо получать навыки».

«ЗАЛ ЦСКА ТОЖЕ СТАЛ ТРАМПЛИНОМ ДЛЯ МЕНЯ»



– В 19 лет вы впервые оказались в зале борьбы ДСЕ ЦСКА. Почему стали динамовцем, а не армейцем?
– Зал ЦСКА тоже стал трамплином для меня. Здесь я готовился со сборной РСФСР.Старшим тренером этой команды был Шамиль Шамшатдинович Хисамутдинов.Тогда весь костяк сборной СССР был в ЦСКА. Плюс руководство сборной – Геннадий Андреевич Сапунов, Рустем Абдуллаевич Казаков, Георгий Александрович Вершинин – все были армейцами. Чтобы служить в ЦСКА, надо было жить в Москве, а я предполагал, что мне будет правильнее остаться в Новосибирске. «Динамо» предложило мне такую возможность. Ну и главное, мой тренер Виктор Кузнецов работал в «Динамо».

– Почему вы всегда считали, что для вас правильнее будет остаться в Новосибирске?
– «Где родился, там и пригодился» – это про меня сказано. Там родители, там тренер. Там все.

– Ваши дети тоже живут в Сибири?
– Да. Никто не уехал, все там живут, работают. Я часто езжу в Москву, работа депутата обязывает, но все равно я новосибирец.

– «Я - бурый сибирский медведь» сказали вы про себя «Советскому спорту», когда вам было 40 лет…
– Да ничего не изменилось. Все то же самое, только стал более разговорчивым. Претерпел профессиональные изменения.

«Я НИКОГДА С СОВЕТАМИ НЕ ЛЕЗУ»

– Ваш земляк Роман Власов – двукратный олимпийский чемпион. Тренер у вас один – Виктор Кузнецов. Когда Роман был маленьким, он смотрел на вас снизу вверх. Сейчас почти глаза в глаза?
– Сейчас он Роман Андреевич Власов - свободно конвертируемая валюта. Он дважды олимпийский чемпион и дважды чемпион мира. Он взрослый, он на ходу. Это самое главное различие, я просто борец из прошлого века, а он действующий. То, как он готовится к соревнованиям, как к себе относится, вызывает уважение.

– Советы ему ваши уже не нужны?
– Если вы не заметили, я никогда с советами не лезу. Никогда в раздевалку не захожу. Никого не пытаюсь наставлять. Позовут – я еще попытаюсь отказаться. Не потому что я боюсь давать советы, а потому что понимаю: эти советы могут быть обременительны. Скажем, посоветовать бороться 11 турниров в год (смеется). Не самый вольготный совет для спортсмена.А у Власова все в порядке, но чехарда с правилами борьбы на него тоже влияет. Впрочем, русским борцам должно быть по барабану, какие правила нам предлагают. Каждый соперник должен об этом знать, но сначала мы сами должны в это поверить. Это мое искреннее, глубокое и неизменное убеждение. Все очень просто: прием в стойке, развитие в партере, и самое главное – мы должны деморализовать соперника. Мы должны подавлять, в том числе и своей манерой ведения поединка.

- Что значит, подавлять соперника в вашей интерпретации?
- Это не говорить о нем плохо в интервью, или не подавать сопернику руки, не замечать его присутствия в зале. Подавлять соперника надо физически. Выходить и повисать на нем так, чтобы он тебя носил по кругу. Это важно. Я был недавно в Воронеже. Встречался с ребятами. Говорил: «Вы попробуйте, как я, на полусогнутых ногахдва с половиной часа просто постоять и меня послушать. Кто из вас сможет?». Тут, конечно, мне приходится вспоминать, что скоро уже 50 лет, что я как г… мамонта из прошлого века, но я могу выполнить это задание, а молодые ребята – далеко не все.

– Два с половиной часа в полуприсяде?
– Да ничего особенного. Как сказал Шамиль Хисамутдинов, как бы правила не менялись, хороший борец на коленях будет побеждать. Вот о чем идет речь – подвести себя к этому состоянию. Подавлять – это самое главное. В жизни - то же самое. Если ты убежден в своей жизненной позиции, если ты можешь привести должные аргументы, тогда у тебя совершенно иные отношения складываются с твоими собеседниками. И ты должен понимать, что можно спорить, ссориться нельзя. Тебя не поняли, не потому что тебя зажали, а потому что ты дурак, у которого нет аргументов. Поэтому найди аргументы, будь убедительным. А как это сделать? Подготовиться, прочитать, поэкспериментировать, иметь смелость настоять на своей точке зрения.

ПРО МИХАИНА ЛОПЕСА, ЮРУ ПАТРИКЕЕВА И БИЛЯЛА МАХОВА



– Вы постоянно произносите: «я борец из прошлого века». Самоуничижение?
 – Простая констатация. Я реально понимаю, в каких физических кондициях сейчас нахожусь. Что мне позволяет, кроме наглости, выходить на ковер и тренироваться с действующими атлетами? Та база, которая накоплена. Но при этом, она уже просрочена. Я уже 17 лет не являюсь действующим борцом. Я просто борец. Каждый раз говорю молодым ребятам: «Если у вас не получается, просто старайтесь, и будете удивлены, что через полтора-два месяца каждодневных усилий у вас начнет получаться». Только и всего. Мой совет борца из прошлого: нет ничего невозможного.

– Известный борец тяжелого веса, когда-то россиянин, а ныне армянин Юра Патрикеев мне говорил, что кубинец Михаин Лопес Нуньес круче, чем Карелин. Вас эти слова не цепляют?
– Каждому овощу свой сезон. Если Юра считает, что кубинец круче, его право. Ну, во-первых, Лопес теперь уже трехкратный олимпийский чемпион. Это надо учитывать. Второе, все соперники кубинца ему проиграли на пути к трем золотым олимпийским медалям. Как они могут говорить, что он несовершенен, если все они у него падали. Вы ждете, что проигравшие ему соперники скажут: Лопес - тряпка? Не получится, не бьется по табличке. Надо превозносить, чтобы не утратить собственное величие.

– Патрикеев и вам проигрывал…
– Мне он давно проигрывал. Кубинцу - намного позже. Юра - очень сильный борец. Очень яркий, импульсивный. У него кировская, вятская школа борьбы, несмотря на то, что он несколько раз менял прописки. Импульсивность не позволила ему достичь более высоких результатов, чем бронзовая медаль на Играх в Пекине-2008.

– На ваш взгляд, борец тяжелого веса россиянин Билял Махов в каком стиле борьбы мог бы добиться наивысших результатов?
– Билял - очень сильный и надежный борец. Начинал в классике, перешел в вольную борьбу. Потом повторил этот финт – из вольной в классику. Завоевал для нас лицензии на Игры в Рио – в вольной борьбе и греко-римской. Махов состоялся в вольной борьбе, где стал бронзовым призером Олимпийских игр, трехкратным чемпионом мира. Если бы сосредоточился изначально на одной дисциплине, достиг бы большего.

«СЕЙЧАС ШЕЛЬМУЮТ ВСЕХ РОССИЙСКИХ СПОРТСМЕНОВ»

–Отстранить Россию от зимних Игр-2018 в Пхенчанепредлагают многие представители западных спортивных организаций. Аргументы те же — доклад Ричарда Макларена, главы независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA)…
- Когда мы были Советским Союзом, нас тоже не очень любили. Нас не любят, потому что боятся. Из-за того, что мы встрепенулись как государство, из-за того, что медленно, но верно обретаем суверенные проявления, такие как развитая промышленность, боеспособные Вооруженные Силы, следование собственному мнению, в том числе в международных комбинациях. Из-за этого сегоднянаши проблемы в спорте. Некоторые наши тренеры, атлеты, конечно, дали для этого повод. Это надо признать.Поэтому сейчас шельмуют всех российских спортсменов.Но, я посмотрел в «Советском спорте» любопытную статистику: количество положительных случаев допинг-пробу представителей разных стран и число дисквалификаций по данному поводу. У нас 10 из 10, у индусов и афганцев – 8 из 10, у итальянцев, американцев – 0,5 из 10. То есть, из 20 спортсменов США пойманных на допинге, лишь один дисквалифицированный. Нас шельмуют. Докопались. Почему? Потому что есть один аргумент, который имеет четкую окраску, даже фамилию, имя и отчество – Григорий Михайлович Родченков, который свой преступный бизнес выдает за государственную доктрину. Вот и все. Уехал туда, зарабатывает денежки на этом преступном бизнесе, а мы сейчас не можем отмыться. Поэтому, конечно мы должны быть более деятельными, более аргументировано представлять свои позиции, чтобы в Корее наши ребята в полном составе выступили на Олимпийских играх.

ПРО ЧМ-2018 ПО ФУТБОЛУ

– Чемпионат мира по футболу в следующем году пройдет в России, но в Сибири и на Дальнем Востоке его увидят только по телевизору. Вам как сибиряку не обидно?
– Помню, когда начала обсуждаться история с зимними Олимпийскими играми в Сочи, многие мои земляки говорили, что Игры надо провести в красивейшем месте на берегу Байкала. Я отвечал: место живописное, но в феврале в Иркутской области будет минус 35 градусов. Покажите мне нормального европейца, который в такую погоду будет в одном комбинезоне участвовать в лыжной гонке. Да иностранцев всех переморозит. В том, что чемпионат мира по футболу будет проходить в европейской части России – ничего крамольного. Терзать иностранные команды многочасовыми перелетами, объясняя, что это одно государство? Мне кажется, футболисты не должны подвергаться такому наказанию из-за того, что у нас такая бескрайняя территория.

«ТОСТОВ НА ЮБИЛЕЕ НЕ БУДЕТ»

– Юбилей вы отметите в Новосибирске. Большой будет стол?
– Да не так, чтобы сильно. Просто соберемся.Особо народ не приглашаю. Кто меня знает, тот придет. Тостов не будет.

– Разве можно без тостов на юбилее? Это условие вашей вечеринки?
– Какая это вечеринка, скорее утренник! Будет простая история: пришли, поели, пображничали и разошлись.

– Вы же не бражничали никогда.
– Ну, в хорошем смысле этого слова. Бражничать - это же не обязательно количество выпитой браги. А кутить нужно обязательно шумно? Теперь представьте, если не запретить тосты во время торжества, начнется череда славословий, и как сохранить веселую атмосферу за столом, когда нужно слушать тостующего? Мне часто говорят: «Давай про тебя кино снимем к юбилею?». Я отвечаю: Фильмов про меня достаточно, снимите про тех, кого по телеку никогда не показывали. Вы к кому придёте, к киноперсонажу или просто поздравить? Мой юбилей - это будет очень узкая и скромная история. Но вкусная.

– Сами будете готовить?
– Конечно. Не все, но что-то да. Учитывая, что у меня на русском Дальнем Востоке удивительные друзья, я могу красную икру по тарелкам сам разложить. Дальневосточники однажды приехали, не успели икру разморозить, я взял нож и кубиками ее накромсал. Представляете: красная икра ледовыми кубиками? Столько потом было вариаций со всевозможными напитками под ледовую икру.

«19 СЕНТЯБРЯ НЕ БУДЕТ ПОВОДОМ ДЛЯ СВИНСТВА»

– Владимира Путина вы пригласили на юбилей?
– Сейчас вы меня толкаете в категорию «Приборзенко». Я думаю, у президента страны столько забот, что в мои дни рождения претендовать на его внимание было бы, мягко говоря,свинством. Одна умная женщина сказала: «Самое большое свинство – это злоупотреблять свободным временем дорогих тебе людей». Поэтому предстоящее 19 сентября не будет поводом для свинства, как и поводом для далеко идущих организационных выводов. Даже Виктору Михайловичу Кузнецову я сказал: «Для меня важнее, чтобы вы на солнышке позагорали, пока сезон.Ко мне вы никогда не опоздаете». Поэтому моего тренера не будет на юбилее, и меня это не обламывает, это всего лишь проходящий день рождения.

– Чтобы вы пожелали своим братьям из «братства сломанных ушей» в свой юбилей?
– Не торопиться «накусывать» животы и делать вид, что вы седые и маститые. Оставайтесь спортивными. Для тяжеловесов это особенно важно. После спорта жизнь еще интереснее.




Чемпионат мира 2017
Открытый Кубок России
Чемпион клуб
        ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЁР         Партнёры
www.alrosa.ru     europe-tc.ru                        www.asics.ru