Богдан Иван Гаврилович

Богдан Иван Гаврилович


Если вы хотите оставить пожелание авторизируйтесь или зарегистрируйтесь


Спортивные достижения:
1960 Олимпийские игры - золото


Дата рождения: 29.02.1928

Борьбой начал заниматься в 1950 году.

Олимпийский чемпион 1960 года в тяжелом весе.

Чемпион мира 1958, 61 гг.

Чемпион СССР 1958, 59, 61 гг.

Заслуженный мастер спорта

Награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Тренер В. Бровченко.

 

Иван Богдан: «ЛЮБИЛ СТЕПЬ И… НЕ ХОТЕЛ БОРОТЬСЯ НА КОВРЕ»
(Зеркало недели, 28 февраля — 6 марта 1998)

 

Иван Богдан впервые вышел на ковер… 22-летним! Однако уже спустя два года выиграл чемпионат Украины по греко-римской (тогда - классической) борьбе. Как же ему удалось столь стремительно одолеть этот путь? И как сложилась жизнь Ивана Гавриловича до начала занятий спортом?

- Родился я в селе Дмитро-Беловка, что на Николаевщине. Сызмалу трудился в колхозе. И ездовым, и в кузнице молотом махал, и при тракторах. Они часто глохли. Вот меня и звали ручку прокрутить, завести. Ну а силушкой меня Бог не обидел. И помогал.

Но больше всего любил лошадей. И еще степь. Ее чистый, настоянный на травах и ветрах воздух.

Пришло время идти в армию. Уже в части на комиссии дул в спирометр. И так приложился, что та штука в нем и вовсе вылетела! Начали вокруг меня ходить, звать в спорт. А я - ни в какую! Служу, мол, честно. Ну а что касается спорта, то отец мой этого хлеба не ел и я не хочу…

- И все-таки ваши сослуживцы перетянули канат. Как же это произошло?

- Приближалась окружная спартакиада. Она проводилась, кстати, в манеже суворовского училища, где нынче работаю. Вызвал меня генерал. Разговор свелся к тому, что, дескать, ты - рядовой, а я… Выдали форму. Ну а я, что греха таить, вместо тренировок ходил в кино…

Начался турнир. В категории 52 кг на ковер вызывают Льва Фишмана. Смотрю и говорю: «Да я таких львов…» Вокруг смеются: тебе ж, мол, с большими бороться. Ну и пришел мой черед. Выходит 120-килограммовый, лысоватый, пузатый. Фамилия Мамонтов. А мы как раз перед этим на политзанятиях гражданскую войну изучали. Ну там Деникин, Шкуро, Мамонтов… Думаю, умру, но не поддамся!

Вышел и захватил его на передний пояс. Переломил и бросил. Соперник на лопатках. Но почему же молчит судья? Я ему: «Что ж вы, дядька, не свистите?» А он: «Убери кулаки из-под лопаток»… Занял я тогда в части первое место, а в округе - второе.

…Так и начинался борец Иван Богдан. Тренировался у В.Бровченко. У него, как говорит Иван Гаврилович, был нюх на борцов и борьбу. Тогда уже и пошли настоящие тренировки. На первенстве Вооруженных Сил Союза Богдан стал третьим. Выполнил норматив мастера спорта, что было в те времена делом весьма нелегким. Служил и боролся. Окончил школу тренеров, институт физкультуры.

Трижды выигрывал чемпионаты СССР, дважды - мировые. Но самой большой вершиной в его жизни была, конечно, Олимпиада. Как же она покорилась?

- В Рим поехал чемпионом мира. Но это было еще более ответственное испытание, проверка на качество. Да что там говорить! Есть такие борцы, что мировые чемпионаты по пять раз выигрывали, а Олимпиаду - ни разу… Соперников хорошо знал. Но был ли я сильнее их? Нет, просто был немного умнее, техничнее, быстрее. Да и опыт уже имел. Жребий оказался нелегким. Да и компания в моем тяжелом весе подобралась очень и очень солидная.

Все просчитал: как с кем бороться и как между соперниками сложится. Выигрыш у турка уже гарантировал выход в тройку. И я его положил. С немцем В.Дитрихом и чехом К.Кубатом сделал ничьи. И сумел одолеть шведа Р.Свенссона. Жара стояла невероятная. И никаких сил не было идти вперед. Но заставил себя. И положил-таки шведа!

- И после олимпийского триумфа вы еще долго оставались в борьбе.

- Да, победил на чемпионате мира. Но потом тяжело переболел. И все же с ковра не ушел. Боролся до сорока лет. И не изменял себе: не проигрывать! В тройку, как правило, входил. А затем преподавал в суворовском училище, работал начальником футбольной команды, завучем ШВСМ. И вот уже 12 лет директором армейской СДЮШОР.

- Вы любите шутку и юмор. Не припомните ли что-то курьезное, «хохму от Богдана»?

- Был случай на первенстве Вооруженных Сил в 1955 году. В финале наша команда начала лихо, с четырех побед. Но затем пошли сплошные неудачи. И мне, выступавшему последним, надо было не просто выигрывать, а чисто. Соперник попался опытный, призер чемпионата Союза. Боремся, а я ему на ухо: «Ложись!»» Тот заругался и получил предупреждение. Поставили его в партер. И я снова: «Ложись!» Соперник встал, еще одно предупреждение. На последней минуте я ему опять свое «Ложись!» Он - кулаком. Вновь предупреждение. Словом, выиграл.

- Вам и не дашь семидесяти. Есть ли силы и здоровье работать, растить молодежь?

- Побаливает колено. Это, наверное, результат перегрузок, когда боролся. А так все при мне. Через мои руки прошли многие известные мастера. Тому же двукратному олимпийскому чемпиону А.Колчинскому всю технику поставил. Ну и надеюсь и дальше послужить своему любимому делу.

 

 

ИВАН БОГДАН: СВОЮ ОЛИМПИЙСКУЮ МЕДАЛЬ Я ПРОДАЛ В ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ ЗА ТРИ С ПОЛОВИНОЙ ТЫСЯЧИ ДОЛЛАРОВ

 

Иван Богдан впервые увидел борьбу, когда служил в армии. А через несколько лет стал сильнейшим борцом-тяжеловесом мира, покорив все спортивные вершины. С тех пор прошло немало лет. Несмотря на преклонный возраст, Иван Гаврилович возглавляет детско-юношескую спортивную школу ЦСКА. Он искренне переживает и болеет за любимое дело - борьбу. В разговоре режет, что называется, правду-матку в глазу, может вставить и крепкое словцо, без утайки рассказывает о реалиях своего спортивного (и не только) прошлого...

"Внуки выкинули бы медаль на мусорник"

- "Лента" со спортивными регалиями у меня есть, но без золотой олимпийской медали - я ее уже давным-давно продал: надо было квартиру купить, вернее, сохранить ту, в которой вот сейчас живу. Дочка с мужем развелась, и у зятя надо было откупить квартиру. А это начало 90-х годов, тяжелые времена, перестройка... Ко мне Боря Шахлин направил одного московского коллекционера. Всем тогда было тяжело, не только мне. Вот Боря и подсказал, что можно получить деньги за олимпийское "золото". Шахлин тоже продал кое-какие медали. Но у него же их валом - восемь олимпийских наград! Только из Рима Боря привез четыре золотые медали. А у меня всего одна была. Я не спросил у него, за сколько можно продать. Но мне нужно было отдать зятю минимум семь тысяч долларов. Вот я и сказал тому молодому парню, его фамилия, по-моему, была Успенский: "Хочешь, бери за три с половиной тыщи". Когда Боря узнал, за сколько я продал, только ахнул: "А я, дурак, отдал за триста рэ!" Я еще и факел с Олимпийских игр в Москве продал. Этот факел я нес на открытии Игр. За все я получил в результате аж четыре тысячи долларов.

Нет, я не жалею, что продал. К старости все равно пришлось бы олимпийскую медаль или в музей отдать, или дома бы без дела болталась. Кстати, я первый сдал свои медали с чемпионатов мира в музей спортивной славы. Все еще тогда говорили: не может, мол, такого быть, чтобы Богдан бесплатно отдал медали. Потом уже потихоньку ветераны спорта начали приносить в музей свои награды.

Если бы олимпийская медаль была золотая... Награды Игр в Риме сделаны из бронзы - позолоченные и посеребренные. Железка, облезла бы со временем. Детям еще интересно было поиграться. А внуки... Да на что она им, выкинули бы на мусорник! Или лежала бы дома, ржавела. Вот такие дела.

Я и другу своему, олимпийскому чемпиону Рима по метанию копья Виктору Цибуленко говорил: "Да продай ты ее к чертовой матери, дадут деньги..." Но он сохранил медаль, хотя и тяжело было.

Даже если бы мне предложили забрать олимпийскую медаль обратно - не взял бы. Зачем она мне? Вы говорите, это частичка моего труда и здоровья? Это частичка нездоровья! В прежние, советские, времена надевал свои медали на разные вечера - ну все равно как свадебный генерал. А сейчас даже почета никакого нет. Вот простые служащие, которые руководили спортом, ничего сами не сделали, а только занимались блудом, пьянкой и воровством, те получают пенсию 255 гривен. А с нас, олимпийских чемпионов, высчитывают 51 гривню. Как же так, это ж просто комедия! С пятнадцати минимальных окладов - 17 гривен каждая - олимпийцы получают на руки 205 гривен. Очень обидно!..

"Командующий киевского военного округа генерал-полковник Гречко сказал: "Мы присвоим тебе офицера - борись"

- За олимпийское "золото" и высшую медаль чемпионата мира платили одинаково - по 15 тысяч рублей. С вычетами получал на руки 13 тысяч. Но о деньгах я не думал. Страшным патриотом был! Для борца- тяжеловеса я был легкий - всего 107--108 килограммов, притом физически слабый. Но когда выходил на ковер, то всегда вспоминал свое село и односельчан, и силы откуда-то брались. Я гордился тем, что представлял Киев - мать городов русских.

Тогда, когда я выступал, была категория 87 кг и выше - набирай вес, сколько хочешь. Я боролся с соперниками весом и в 185 кг, и 160, и 140. Самый легкий мой соперник весил 118 кг. Ребята в советской сборной - городские хлопцы. Они ели бифштексы с кровью, доставали икру, лимоны. А я по-сельскому привык. Сварил лапши, зажарил сала, добавил сыра, перемешал. Молочком запил. Вот и вся еда. В селе ведь мясо было редкостью, а мучное, молочное - пожалуйста.

Кушал сколько мог, а вес не набирался. Выигрывал за счет быстроты и хорошей техники. Соперники сами падали. Говорили, что на ковре я просто чудеса показывал. Борцов под 150 кг перехватывал и бросал через себя. А вот вес никак не мог набрать. Это уже потом начали допинги какие-то глотать. На черта эти допинги!

На самых ответственных соревнованиях я в таком экстазе боролся! Чем больше переживал, тем колоссальнее боролся. В нормальных условиях на тренировках рвались мышцы. На родной земле, в Украине, вообще не мог бороться - азарта не было...

А родился и вырос я в селе. Борьбу первый раз в глаза увидел в 22 года. Я тогда в армии служил. Деревню свою очень любил и думал вернуться после армии в колхоз. Любил степь, запах земли... Первую борозду прокладываешь, ходишь за лошадьми, переворачивается земля - что еще нужно для счастья? С четырех часов утра и до десяти вечера работали. Мои родители были очень трудолюбивые. Мать - крупная, дебелая женщина, ростом как я. Отца отобрали во Францию в экспедиционный корпус. Когда я был совсем маленьким, давали грабельки в руки - помогай. А в семь лет целый день разносил по полю ведра с водой.

После войны не было тракторов, лошадей. Только в кинофильмах и можно увидеть, как сеяли тогда. Мешок с двумя ведрами пшеницы под правую руку берешь, левой - кидаешь зерно. А к пояснице прицеплена деревянная или с железными зубьями борона, чтобы сразу переворачивать землю. Вот так я засевал колхозное поле. Трудодень записывали, а ничего не давали - сначала "все для фронта", а потом - "все государству". А мы полуголодные...

Три с половиной года жили в оккупации. На немцев работали. Они в десять раз меньше брали, чем наши. А приехали наши и сразу весь хлеб подчистую забрали. В 46-м - голодовка, поумирали фронтовики, они простуженные вернулись с фронта, с чахоткой.

В 1948 году меня призвали в армию, прослужил год в саперах, поначалу в Днепропетровске. Когда проводилась Спартакиада киевского округа, меня увидел начальник физподготовки нашей части. А весил я 100 кг, был таким увальнем ленивым, не хотел бороться. Меня притащили к генералу, он уговаривал. "Да не хочу я никакой борьбой заниматься", - отбрыкивался я. Но приказ есть приказ. Когда вышел на ковер, с перепугу такое выделывал!.. Проиграл только одну схватку призеру чемпионата Союза. Увидел меня командующий киевского округа, потом уже министр обороны СССР, генерал-полковник Гречко, сказал моему тренеру: "Перевести этого хлопца в Киев. Из него выйдет толк". И я начал уже серьезно тренироваться. Но не любил я это дело страшно! "Ну чего на ковре надуваться?" - искренне не понимал. Настоящая работа - это пахать землю, а борьба - так, баловство...

Через полтора года занятий борьбой стал уже мастером спорта. И вот я демобилизовался. Стою на троллейбусной остановке возле общевойскового училища и думаю с грустью: "Надо возвращаться в колхоз". Вдруг вылетает дежурный: "Ты Богдан? Немедленно возвращайся! Приказ Гречко прийти к нему завтра на прием". В штабе Киевского военного округа Гречко сказал мне: "Мы присвоим тебе офицера, борись".

У меня семь классов сельской школы за спиной. За два года закончил спецотделение Киевского института физкультуры. Зарплата - 800 рублей, да учился на отлично - еще 400. И можно было жить студенту. Потом перевелся на заочное отделение. И пошла катавасия - все время борьба. Околачивался в этом институте восемь лет. Как олимпийский чемпион часто получал освобождения...

В 1952 году меня уже заметили на чемпионате СССР, включили в сборную, дали 1600 рублей стипендии. А для меня это такой огромный капитал! Ведь до этого я в жизни не держал в руках больше рубля.

"Пострадали мы из-за скандальной истории с футболистом Эдуардом Стрельцовым"

- За все свои заслуги от Украины я ни рубля не получил. Только в Москве деньги платили. Когда в первый раз стал чемпионом мира, выписали мне за победу 15 тысяч. А в это время футболист Эдуард Стрельцов связался с какой-то бабой. Мы приезжаем с чемпионата мира, а нам не присваивают звание заслуженных мастеров спорта, дают вместо 15-ти семь тысяч рублей! Объяснили, что пострадали мы из-за этой скандальной истории с футболистам. Вот те раз! Ну при чем тут борцы?..

Свою будущую жену первый раз увидел, когда ей было 14 лет. Понравилась - высокая, стройная. Мой идеал! Через четыре года я снова ее увидел, встречались месяц-два и поженились. К тому времени я уже понял, что борьба - это моя профессия, работа. Зарабатывать ведь как-то надо. Получал я тогда 3 тысячи рублей - очень большие деньги в 50-е годы. Москвич стоил 25 тысяч рублей, за 500 рублей можно было пошить хороший костюм. Олимпийские деньги разошлись быстро, ведь нужно было мебель купить, а ее так просто не достать, приходилось переплачивать.

Первый наш олимпийский чемпион - Яков Пункин из Запорожья. Он выиграл Игры в Мельбурне. Пункин пережил концлагеря. Он же еврей, выжил чудом. Яков весил 30 кг, когда его освободили из плена. А в 1948 году уже выиграл чемпионат СССР в полулегком весе. Борец был уникальный, с богатейшей техникой, пять раз выигрывал чемпионаты СССР, стал первым нашим олимпийским чемпионом-классиком. Как человек - чудо, очень добрый, отдаст последний кусок хлеба.

"Дал себе зарок: выпью только тогда, когда выиграю чемпионат мира"

- В селе я пил самогонку, курил. А когда начал бороться, бросил. Дал себе зарок: выиграю "мир" и только тогда смогу выпить. Что и сделал. Восемь лет вкалывал, в 1958 году выиграл чемпионат мира - и напился! Венгры повезли всех участников чемпионата мира на пароходе по Дунаю. Пили сухое вино, кисленькое. А жарко было! Стакан за стаканом. Чехи налили ликера - вкусного такого, выпил я стакан... В общем, напились, как поросята.

На Олимпийских играх в Риме жара была больше 45 градусов. По жребию мне выпали очень непростые соперники - чемпионы мира и Игр. Жена приехала в Рим по туристической путевке. Я ей сказал, что буду первым. Дело в том, что меня всегда очень вдохновляли сны. А перед началом олимпийского турнира мне приснился такой сон: еду я на тачанке с тройкой серых в яблоках лошадей. Вдруг крутой обрыв, лошади вздыбились - и в речку. Я хлещу по лошадям, вода расступается. Вылетаю на берег, солнце, зеленая трава!.. А на первенстве мира мне снилось: мчусь на лошади и на финише вырываюсь вперед... И я таки победил.

Перед моим вторым чемпионатом мира, в Йокогаме, приснился мне такой же сон. Только меня догоняла рыжая кобыла. А в Японии приснилось, что еду я на вороной лошади, а догоняла серая в яблоках лошадка.

Честно говоря, прожив полвека в Киеве, чувствую себя гостем. Много раз бывал за рубежом. Но ничего меня не прельщало, я любил свое село, свою страну. Как-то все в моей жизни получилось не так, как хотел. Борьбу не любил - боролся. В городе не любил жить, жениться на городской не собирался, но полвека прожил в Киеве, а с женой уже 48 лет живем душа в душу. Офицером не хотел быть, потому что у командира роты был связным. В мороз и холод по боевой тревоге поднимали. Но я был дисциплинированным. "Ваня, надо!" - говорили мне. А я всегда слушал старших. День и ночь только борьба, полностью был ею поглощен.

Хотя советским спортсменам и запрещалось выступать в качестве профессионалов, я все же умудрялся заработать на борьбе в цирке. Первый раз предложили в Петропавловске выступить в 1958 году. Я тогда в Лейпциге был, так мне оплатили дорогу из Лейпцига до Петропавловска. Весь город был оклеен афишами - шутка ли, на арене будет выступать чемпион мира! Мне посулили 500 рублей даже не за борьбу, а за круг почета по арене цирка. За 20 дней выступлений я заработал 10 или 15 тысяч рублей. В какой-то газете просочилась информация об этом, так с меня сняли стипендию за два месяца. Еще, помню, в 1964 году в Саратове выступал. Переболел тогда, разжирел, весил 120 кг. Но знакомые ребята написали, что выручай, мол, не ходят в цирк на борьбу. Жена меня не пускала, но я все же поехал заработать немного.



        ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЁР         Партнёры
www.alrosa.ru     europe-tc.ru                        www.asics.ru